понедельник, 2 июня 2014 г.

Ответственность за чувства другого. И другие паталогии.


Забота о других людях - прекрасный зверь, занимающий достойное место в нашем внутреннем зоопарке. 

Он уберегает отношения от разрушения. ("Дадим маме выспаться!")
Он украшает общество, в котором мы ежедневно вращаемся. ("Подберем за собой мусор!")
Он - альтруистической породы и, если направлен на людей вне нашего общества, ореол одухотворенности. ("Поможем детям третьего и четвертого миров!")

Давайте поговорим о звере-мутанте, которого ошибочно принимают за заботу, но которого надо расстреливать в упор, чтобы он не сожрал весь остальной зоопарк вместе с прутьями клеток, лежаками и поилками.

«Если ты не перестанешь капризничать, мама обидится! Ешь брокколи, маму нельзя обижать!» С младых ногтей ребенок усваивает золотое правило: он не может вести себя так, как хочет. Вокруг него - Чувства. Если ребенок неаккуратен, эти Чувства будут ранены, разбиты, изувечены, растоптаны, попраны и будут кровоточить. В знак доказательства ранения обладатели Чувств делают обиженное лицо, злятся, говорят колкие слова или, что еще хуже, перестают с ребенком разговаривать. Ребенок оказывается выброшенным за пределы общества. Пять минут назад у него была семья, а теперь, когда родитель хлопнул дверью и поджал губы, он - никто и ничей. Сей жизненный урок прописывается на подсознании самыми едкими чернилами - страхом. Из детства ребенок выносит не азбуку, арифметику, географию и мелочерчение. Он выносит основу международных отношений: не будешь беречь Чувства народов - не будешь иметь отношений. Теперь, подавляя собственную волю и протест, ребенок сделает все, чтобы избежать наказания, боли отвержения и одиночества.

Ребенок вырастает. Он - это мы с вами. Настроения и желания других людей теперь существеннее наших. Мы - примерные граждане общества, полные заботы о ближнем. На деле - мы не знаем, что такое настоящая забота. Наша забота о других - это забота о том, чтобы нас не выбросили за пределы общества. И забота эта - тяжкий, тяжкий труд. Цепи чужих настроений теперь сдавливают нам грудь, зачастую порождая тихую ненависть к тем, кто вроде и не ограничивает нас, но чье эмоциональное состояние оказалось почему-то безумно важным.

«Из-за тебя мне сейчас плохо! Ты должен думать не только о себе!» - надежная цепь, скованая из крепкого материала - чувства вины. Иногда она с позолотой: «Когда ты ведешь себя так-то и так-то, я чувствую себя прекрасно!» Цепь достаточно длинна, ее не чувствуешь, покуда не возникает конфликт между собственными планами и настроением другого. Вот тогда цепь натягивается, и раздается окрик: «Куда пошел! Мне будет плохо, если ты уйдешь!»

Цепь можно снять. Для начала надо задаться вопросом. Останется ли обиженный человек без пропитания, без крыши над головой, без одежды, без медикаментов? Разрушит ли отказ его карьеру, репутацию, будущее? Если нет, то ему будет плохо не от того, что мы сделали, а от того, что он выбрал такой тип реакции. 

Свободная, не вынужденная забота о чувствах других выражается в том, что мы прямо и открыто говорим о причинах и мотивах своих действий, ясно объясняем их, не держа камня за пазухой. Если человек не хочет прислушаться к нашим потребностям, игнорирует их и продолжает настаивать на том, что мы должны ему то-то и то-то, то ему не очень-то и важны наши чувства, ему нужна наша покорность.

Покорность дает чувство безопасности. Других способов выстроить собственную безопасность нет, потому ему что известен только один путь – опираться на другого. А научить опираться на себя или искать другие источники безопасности не получается – нет такого опыта в прошлом. И до тех пор, пока есть те, кто готов подставить свое плечо, не получится получить его и в настоящем.

Впрочем, не всегда эти цепи воодружает на нас кто-то другой. Нередко мы сами себя опутываем, а окружающие и не подозревают, что согласие в ответ на просьбу – не из желания помочь, а из страха обидеть. «Я просто не хотел тебя обижать» - непрошенная забота о чувствах, как правило, не радует совсем. Если нам важны чувства других людей, то нас не прельщает тот факт, что кто-то приносит свои важные потребности или планы в угоду нашим.

Способность отказывать и способность принимать отказ – это тест на зрелость эмоций. Уважение к другому выражается и через обоснование того, почему мы не можем сейчас удовлетворить чужую потребность, выраженную в просьбе, и через принятие отказа в удовлетворении нашей потребности без попыток «продавить» или наказать тем или иным способом.

Грусть – естественная реакция на невозможность чего-либо. Если мы способны принять ее, то отношения с тем, кто нам отказывает в чем-либо, сохраняются. Если нет, то грусть превращается в ярость, подтачивающую, истончающую и уничтожающую отношения. «Как! Ты мне отказал, когда я к тебе обратилась со всей душой, не допуская возможности отказа?! Все, смертельная обида!» Это твоя обида, не моя. Я позаботился о твоих чувствах, когда объяснил, насколько важно для меня в данный момент следовать своим путем, а не бросать все и удовлетворять твои желания. Если ты не готова услышать меня и признать право за мной на мои желания – это твоя неготовность, не моя. И с этим я ничего поделать не могу. Завтра – может быть, но не сегодня.

Избегать общения с человеком только из-за того, что его эмоции в ответ на наши сообщения/действия могут нам не понравиться – неуважение к его чувствам. Нам знакомы непонятные отказы, которые никак не объясняются; непонятное избегание нас кем-то достаточно значимым в ответ на все попытки понять, что, собственно говоря, происходит. Но ведь мы и сами можем так поступать, боясь увидеть в глазах того, кто напротив, обиду, страх, разочарование и еще массу неприятных чувств, связанных с нами. Не в наших силах эту реакцию отменить, в наших силах – быть открытым и уважающим.

Жить своей жизнью или быть опорой другому человеку ценою непрожитых собственных выборов и мечтаний; грустить и принимать невозможность изменить реакцию другого или же пытаться избегать этой грусти - наш ежедневный выбор. Можно выстраивать и более сложные конструкции: я отказал в чем-то –> обида и злость с другой стороны –> чувство вины за эту обиду и злость. В таких конструкциях путаешься, и иногда проще устраниться от общения, чем о чем-либо просить или как-то реагировать в ответ на желания других  и, как следствие, потерять свободу в общении и поведении.
[ Переделано с => http://tumbalele.livejournal.com/76379.html ]

* * *Из книги "Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят, Или почему послушание не приносит счастья"

Само слово "независимость" часто оказывается окрашенным в негативные тона. Очень часто люди отождествляют его со словом "одиночество". Типичное (но обманчивое) суждение выглядит так: тот, кто независим, неизбежно одинок. Именно отсюда рождается страх перед независимостью. Именно поэтому многие женщины сознательно стараются быть необходимыми. Они не только не возражают, но даже хотят, чтобы их использовали. Мысль о том, что можно жить одиноко, является для них самой худшей из всех мыслей. Руководствуясь НЕПРАВИЛЬНЫМ утверждением о том, что независимость ведет к одиночеству, эти женщины улыбаются, жертвуют собой ради того, чтобы вокруг них были люди. Они даже не понимают, что внутри все равно остаются одинокими.

На самом деле все обстоит совершенно наоборот. Только независимость дает возможность открытого, творческого и свободного общения с другими людьми. Лишь тот человек, который ни от кого не зависит, может свободно решать, с кем и как он хочет что-либо делать. Только свободные и самодостаточные люди могут равноправно сосуществовать.

Конечно, речь не идет о том, что не надо помогать или оказывать взаимные услуги. Однако здесь единственным важным условием является собственное свободное решение. К сожалению, для большинства женщин этого просто не существует. Ослепленные страхом перед тем, что их могут разлюбить и бросить, они не видят своих собственных желаний и потребностей. Их поведение подчинено лишь желаниям другого, боязни ранить или разозлить его. Женщины идут на уступки еще до того, как осознают, чего же хотят они сами. В лучшем случае женщины считают, что поступают так из любви или оглядки на окружающих. А чувство неудовлетворенности, неизбежно "прорастающее" в душе, они называют неблагодарностью и капризами. 

* * *
Сильвия просто кипела от негодования. Она вернулась домой после банкета по случаю окончания компьютерных курсов. Было уже за полночь, но дети не спали. Дом был ярко освещен, семилетний Оливер и четырехлетняя Джесси выбежали ей навстречу. Она готова была взорваться, но все же сначала взяла малышку на руки и погладила сына по голове. Несмотря на ярость, внутренний голос шептал ей: "Но ведь ты могла прийти домой и пораньше… "
Ее муж Вольфанг сидел гостиной и невозмутимо играл с соседом в шахматы. Видимо, он даже не замечал тот жуткий беспорядок, который царил везде — и в ванной, и на кухне. Сильвия вышла из себя. Она стала кричать, что в порядке исключения он мог бы хоть раз заняться детьми, поиграть с ними, почитать и вовремя уложить спать. А он вместо этого именно сегодня пригласил соседа на шахматы… Внезапно она осознала, что вся эта сцена выглядит неприлично и что она действительно кричит. В следующую секунду она показалась себе мелочной и злобной. Что подумает о ней сосед? Она замолчала на полуслове, а потом пристыженно пробормотала: "Мне очень жаль…" И пошла укладывать детей спать.
Попрощайтесь с подобным образом мыслей. Повторяйте для себя:
• Каждый человек имеет право сердиться.
• Показывать свои истинные чувства, в том числе и гнев,правильно и нормально.
• Если вы выскажете свои эмоции шумно и привлечете внимание, не случится ничего ужасного.
• Вы не должны ругать и казнить себя после того, как вышли из себя.
Большинство женщин боятся собственной ярости. Это обусловлено стереотипами общества, в котором они живут. Так повелось, что взбешенный, кипящий от ярости мужчина воспринимается вполне нормально. Каждый знает, что это просто славный парень, который сорвался. Но женщине такого не прощают — ей предписано быть вечно дружелюбной. Поэтому раздраженная, разгневанная женщина вызывает всеобщее недоумение, с ней просто не знают, как обращаться. В итоге женщина и сама начинает бояться своих отрицательных чувств, так как у нее нет опыта встречи с ними, следовательно, она просто-напросто прячет их внутри.
Страх перед собственным гневом чаще всего приводит к тому, что женщина перестает ориентироваться в своих чувствах. Ее раздражение накапливается, перекрывая все остальные эмоции, и в итоге направляется внутрь себя. Результатом такой внутренней агрессии становятся депрессии, усталость, головная боль, бессонница, отсутствие желаний и т. д.
Сильвия действительно часто не могла заснуть, но никак не предполагала, что раздражение может быть причиной бессонницы. В тот вечер после ссоры с Вольфангом она опять лежала в постели с открытыми глазами, когда в голове у нее возникло подозрение: может быть, бессонница появилась из-за ее гнева? Она решила проанализировать свои эмоции.
С этого дня, если ей не удавалось заснуть, она говорила про себя: "Сегодня меня рассердило…" — и вспоминала каждую неприятность, даже мелкую. Кроме того, она представляла, что произошло бы, если бы она реагировала на эти неприятности так, как ей действительно хотелось и как было бы естественно для нее в этих ситуациях.
Вскоре Сильвия поняла, что может "поймать" свой страх перед эмоциями в тот момент, когда он только возникает. И недели через две подобных упражнений она начала действовать. Ее первые шаги в преодолении страха были связаны с близкими людьми. Когда она встречалась со своей подругой в кафе и та опоздала почти на три четверти часа, Сильвия прямо сказала ей, что сердита.
Она прямо высказывала свое недовольство Вольфангу, если он не занимал детей в то время, когда она работала за компьютером. Однажды вечером она попросила свою маму присмотреть за внуками, но та отказала — и Сильвия не стала скрывать свое отношение к этому.
Она стала позволять себе быть ершистой, "неудобной" — но на самом деле естественной и проявляющей истинные реакции на происходящие вокруг нее события.
[ => http://flibusta.net/b/290816/read ]