вторник, 3 сентября 2013 г.

Васенька и зоолавка. Часть 15





























Три осиротевшие животинки поплелись на кухню – местечко, которое утерянный хозяин облюбовал для себя. Они обессилели за день, но это их не беспокоило. Тяжелей всего было то, что таяла надежда обрести свою большую семью опять.

Хозяина на кухне так и не оказалось, но не это напугало зверей пуще смерти. Их объял ужас, когда в аквариуме не оказалось рыбы. Лаврентий пропал со всей чешуей.

Мохнатые вдруг осознали: их любимый дом, чудесная зоолавка, превратился в мертвое скопление опустевших комнат, в каждой из которых мог прятаться коварный вор. Не нужно и говорить, как быстро они выскочили обратно на улицу.

На дворе стояла ночь, облаченная в лунное сияние. Сиротки сбились в кучу под погасшим фонарем и попытались проанализировать свое безрадостное положение.

Миссия по спасению хозяина потеряла смысл. Даже если они его отыщут, кого он будет кормить и лелеять? Они представили, как умнейший из всех ветеринаров в городе, их жизнерадостный хозяин рыдает над пропажей своих питомцев, постепенно превращаясь в грустного, разбитого горем вялого старика, и совсем пали духом.

- Я такой голодный, что у меня сейчас шерсть начнет клочьями вылезать, - пожаловался Кролик.
- Я обратно в дом не пойду, - мотнул головой Васенька и лег на брусчатку.
- У хозяина за домом грядка есть с овощами, - вспомнил Шарик. – Я там косточку зарыл. Надо проверить – вдруг уже проросла?
- Какие овощи?- встрепенулся Кролик. – Впрочем, неважно. Я согласен!

И, без дальнейших разговоров, он поскакал в обход дома, на задний дворик. Из кролика, когда он был голодный, друг был не очень.

Кот и пес догнали Альберта уже за домом. Он не дошел до грядки. Он сидел у самой калитки, как вкопанный, – и было с чего.

Посреди двора красовался огромный цветок, величиной в два кролика. Казалось, он был сделан из воды: его лепестки переливались всевозможными оттенками голубого и синего, а с тонких длинных листьев спадала россыпь искрящихся росинок.

Чем дольше очарованные животные смотрели на него, тем слабее становился свет, который источал цветок.

- Он ненастоящий, - сказал Кролик Альберт.
- У него только что пропал листик, я видел! – воскликнул Васенька. И тут же добавил: - Ой, и второй!
- Он сейчас совсем погаснет, - пообещал Кролик.

Шарик сделал шаг вперед: он собирался хорошенько обнюхать непонятное растение, но Кролик ударил его лапой по спине.

- Куда ты? Совсем дурной? А вдруг тебя ударит током?! Мы же не знаем, что это такое. Пусть погаснет, тогда понюхаешь.

Шарик согласился и сел. Только долго сидеть ему не пришлось. Зловещая тень промелькнула над его головой, и за спиной раздался глухой шлепок.

- Где мои перья, щенок? – у тени оказался не менее зловещий голос.

Шарик подпрыгнул на месте и повернулся мордой на голос. Сова. Конечно же, это была Сова. Как она узнала, где он живет? Надо спасаться! Куда бежать? Он еле улизнул от нее в прошлый раз. В этот раз – Шарик знал – она его одолеет.

Шарик попятился. Сова наступала.

- Хвост за хвост, глупый пес. Я оторву твой и приклею его себе! – шипела Сова Арисия, как злющая гусыня. Шарик успел подумать, что, вероятно, птицы схожи не только перьями.

Кролик и Васенька застыли. Размах совиных крыльев был ужасен. Казалось, она могла смести одним правым всех троих и не заметить.

- Шарик, осторожно! Цветок! – выкрикнул наконец Васенька.

Но было поздно.
Шарик наступил задней лапой на цветок, засветился голубым светом и исчез.