воскресенье, 9 декабря 2007 г.

34. Женщина плачет

Ведь бывает, что нас, даже зрячих,
От дороги прямой увело...
Плачет женщина... Женщина плачет -
Значит в мире прибавилось зло.

Чаще в грусти своей одиноко,
Втихомолку и просто навзрыд,
У пустого безмолвия окон,
От заведомо горьких обид.

Ей бы вдруг встрепенуться от звона,
Улыбнуться себя не таясь...
Но молчат и молчат телефоны,
Обрывая с надеждою связь.

И не надо мудрить о причине...
Ожидая судьбу у окна,
Если женщины плачут, мужчины,
Это наша прямая вина.

А любовь как всегда незадача...
За окном засыпает село...
Надо плакать...и женщина плачет...
Чтобы в мире уменьшилось зло.

Умар Яричев

четверг, 6 декабря 2007 г.

33. Путешествие на родину и обратно... to motherland

Боже мой, как долго меня здесь не было - на моем родном, любимом блоге. Все уже повысохло, позавяло, запылилось. Срочно-срочно-срочно... все освежать, обновлять, душить. (В смысле - одеколоном. Я сейчас не о насилии.)

Как я и предполагала, вся моя поездка в Россию пролетела, как ужин на позапрошлой неделе - помню, что было вкусно, а что ели - ума не приложу. Главное, что так много событий прошло, а такой случай - это самое сложное, прямо как полжизни описать.

Перелет был ужасный. (Вот сейчас - о насилии).

Настолько ужасный, что даже не буду о нем вспоминать. Не хочу опять травмировать свою душу. Помню только один момент, достойный упоминания. По дороге назад, из Чикаго в Сакраменто, когда мы уже расселись в самолете и приготовились взлетать, один неугомонный дяденька пытался впихнуть свой явно превышающий положенные габариты чемодан в верхний отдел для ручной клади.

Представьте себе картину: ВЕСЬ самолет сидит по местам. Все сидят. Даже мои детки. И только один тот мужик запихивает чемодан. Хлопает крышкой. Не закрывается. Запихивает опять. Не закрывается. Хлопает сильней. Не закрывается.

Он меня начал раздражать.

Подозреваю, что не меня одну.

Те, кто менее нервные, наблюдали за ним с любопытством. На девятой минуте, когда он начал хлопать крышкой багажного отсека с утроенной силой, я уже злилась вслух: "Ну еще самолет нам поломай!"

Видимо, мужик тот достал не только нас, но и стюартов. С хвоста самолета выскочил черный верзила и понесся гигансткими шагами в сторону опасного пассажира. При этом он кричал: "Сэр, сэр, сэр! СТОП! ПЕРЕСТАНЬТЕ! ПОДОЖДИТЕ!"

Я облегченно выдохнула. Я так устала за всю дорогу, что мне на последнем участке дороги раздолбанный самолет был ну совершенно ни к чему.

Черный стюарт склонился над пассажиром: "Садитесь на свое место, пожалуйста". Мы все с радостью подумали, что сейчас стюарт его возьмет своей ручищей за глотку и с силой вдавит в кресло. Мы бы так и сделали. Как говорит мой муж, первый признак ментального отклонения - повторять одно и то же действие, ожидая при этом другого результата. Ну не лезет его нестандартный чемодан в багажный отсек! Ну зачем хлопать крышкой семьдесят четыре раза?!

Смущенный пассажир вжался в кресло под тенью стюарта. А черный стюарт вытянул ладонь и с безумным грохотом влепил что было силы по крышке багажного отсека. Самолет качнулся, чемодан скукожился, и крышка багажного отсека защелкнулась.

Салон взорвался истерическим смехом. О том, что было в Калининграде, напишу завтра. Целую, обнимаю... Не переключайтесь.

пятница, 12 октября 2007 г.

32. Денис - задуватель свечек



Дениска так любит задувать свечки, что просит нас воткнуть их не только в торт, но и в мороженое, в стейк, в спагетти и в салат. Чего не сделаешь ради любимого ребенка? Фотография была сделана до "Побега из тюрьмы" - с тех времен, когда мама еще высыпалась и находила время не только на бутерброды, но и на выпечку. Давно хотела выставить... но не получалось.

31. Русский бизнес в Америке [Rated: R. Viewer discretion is advised.]

Я закончила смотреть все имеющиеся у нас сезоны телесериала "Побег из тюрьмы". И, наконец-то, могу вернуться назад в семью, в общество, в коллектив. Сериалы - как жевачка. Уже и челюсть болит, и вкус пропал, а выплюнуть не можешь - переживаешь, чем все закончится, чем сердце успокоится. Страшно подумать, что скоро в прокате появится следующий сезон. А это - серий двадцать, если не больше! 

У меня сегодня был страшный день. Я позвонила в русское турагенство узнать, когда придет мой паспорт с визой. Тереза сказала заехать в офис 18-го. Все бы ничего, да 18-го, по моим билетам, в 8 утра вылетает в трансантлантическое путешествие мой самолет.


пятница, 21 сентября 2007 г.

29. Как стать гражданином США - 2

Со вчерашнего дня у нас - зимний сезон. Небо затянуло серыми тучами, температура упала с +90 до +73, и прошел дождь - впервые с апреля. Ночью резко стало очень холодно, я спохватилась - ищу прошлогодние Деничкины свитера, а они ему все - в рукавах до локтя. Время, время... Детки, детки...

Вчера состоялась заключительная, окончательная церемония: моя натурализация в США. Решением федерального суда у меня отобрали грин-карту и вручили мне сертификат натурализации. Объявили гражданкой Америки. Я до сих пор в легком шоке.

Судья нас очень трогательно поздравлял. Я поражаюсь американскому патриотизму. Их патриотизм в корне отличается и от русского, и от латышского, и от украинского (других проявлений патриотизма наблюдать не приходилось). В то время как советский и постсоветский патриотизм больше напоминает национализм, американцы не только гордятся своей страной и своим американским подданством, но и с распростертыми руками приглашают всех разделить их преданность своей родине.

Со мной рядом на церемонии сидел мужчина с Филлиппин. Как он был счастлив! Он щебетал без умолку, расспрашивал меня о России, рассказывал о своих детях, которые до сих на Филлиппинах. Тщательно повторял клятву вслед за судьей. И просиял, когда вступил в гражданство. Очень культурный и вежливый человек. Прожил восемь лет в Америке с мечтой перевезти всю свою семью в США. Когда судья с глубоким чувством сказал, что впечатлен сидящими перед ним, потому как, в отличие от американцев, имеющих гражданство от рождения, вся аудитория в тысячу человек прошла долгий путь, трудясь и прикладывая усилия ради таких же привилегий, я боялась глянуть в сторону своего соседа: я была уверена, в его глазах - слезы. Церемония была простая, но весьма организованная. Это американцы умеют - разрулить и помочь. (Американская организация меня удивила еще в Нью-Йорке, когда я первый раз ступила на территорию Нового Света).

Я слегка сменила свое имя, добавила среднее имя. Надоело во всех документах писать - ни в одной анкете места не хватало! Оглядываюсь я на свою жизнь - Господи! Как удивительны судьбы Твои! Неужели это со мной?

воскресенье, 16 сентября 2007 г.

28. Как запечь тыкву в духовке

Как-то на "Дискавери" Анатолий увидел рецепт: тыква, запеченная целиком в духовке с мясом и грибами. Идея нам понравилась, но тыкву мы долго не могли нигде найти: в Америке это чудо надо ждать ближе к Хеллоину, т.е. к 31 октября. Вчера, досрочно, мы ее все-таки нашли в "Волмарте" (а заезжали мы туда купить Дениске новую станцию для паровозиков. Купили. И еще два новых паровозика взяли). "Волмарт" - это супер-мега-ультрамарт, магазин, в котором есть все: от подушек и наволочек до ружей и патронов, от краски до куриных ножек, от диванов до велосипедов. Очень удобно: одним заходом можно восполнить все домашние нужды на неделю-другую вперед.

(Тыква - моя, никто не подходит!)

(Упс, мы упали... Мы стали ловкие теперь - падаем на попу, а не на голову.)
(Зайдем атакой с тыла!)


(Тыквочка-мыквочка... Помогите достать!)

***как запекать тыкву в духовке***


Курица - все равно, какая ее часть. Порезать на большие, чтоб была сочной, кусочки. 1 условный объем.
Шампиньоны. Порезать на 4 части, если большие. Если мелкие, то целиком. 2 условных объема.
Кинза. Обязательно свежая.
Порезать не очень мелко. 1 пучок.
Лук. Порезать вдоль - на дольки. 2 головки.
Картошка. Порезать на меленькие кубики, а то не проварится. 1/2 условного объема.


Срезать крышечку на тыкве, тыкву выскоблить и вымыть.
n

Курицу хорошо посолить, добавить любимых приправ, типа "Вегетты" или еще какой. В идеальном варианте - так мы решили сделать в следующий раз - замариновать в сладком соусе с ананасами. Добавить немножко оливкового масла (мы добавляли масло грецкого ореха). Добавить лук и кинзу. Оставить мариноваться на полчасика.
Грибы посолить, заправить маслом, присыпать паприкой. Оставить мариноваться на полчасика.



Полчасика пьем чай. С малиновым вареньем.


Допив чай, смешать грибы и курицу и загрузить все это счастье в тыкву.


Порезать картошку, положить сверху, закрыть крышечкой. Поставить тыкву на противень (потому что сок будет плескаться будь здоров), запихнуть в духовку на 350 градусов. Засечь ровно три часа. Больше - можно, меньше - нельзя. Ну разве что в том случае, если возьмете тыквочку, а не тыкву.
Ужин готов!



Нам ужасно понравилось. Мы с мужем - неисправимые романтики. Любим готовить, немпременно вдвоем, непременно что-нибудь необычное. Ради ужина тщательно убрались и переставили в зале стол в более удобное место - под окном. (Мне, кстати, удалось-таки вымыть ковролин в зале
сегодня - полдня возилась.) К ужину нам пофартило: оба наших урагана улеглись.

Мы включили елочные огоньки, которые мы не сняли с потолка еще с прошлого Рождества (сначала не было времени, потом - сил, а потом - смысла), зажгли свечки и весь ужин проурчали над тарелками, как коты над "Вискасом".


Тыква получилась нежнейшая. Курица - сочная. Вообще, соку было - полтыквы. Лук - хрустящий. Картошка - целая, не разварилась. На самом деле - объеденье.


Тыкву я не ела уже лет двадцать. Последние воспоминания о сем фрукте сохранились еще с Троицка, села, где жила моя бабушка. Она нам готовила тыкву в русской печке. Удивительно, но сразу же вспомнила замечательный вкус печеной тыквы. Только у нас она получилась менее сладкая и намного более сочная. Мы весь ужин жалели американцев, которые тратят такой полезный продукт на хеллоиновские равлечения.


Во время ужина мой муж сказал: "Надо съездить и купить еще штук пять тыкв, пока не разобрали". Потом он подумал о предстоящей поездке в Россию и сократил число необходимых для пропитания тыкв до одной.

Единственное, о чем мы сегодня жалели, - это что под рукой не оказалось ни одного близкого друга. Все они, как сговорившись, уехали из города. А так хотелось с кем-нибудь поделиться тыквенной радостью!


Домашний ресторан.

Гвоздички - $8,00
Тыква - $3,48
Курица - $6,84
Кинза - $0,50
Шампиньоны - $3.35
Уборка - $100,00, не меньше

Возможность посидеть вечером вдвоем в тишине - бесценно!

27. Кто кого любит?

Денис приходит ко мне, сонный, спотыкаясь: - Мама, купи мышонка. Без любимого мышонка не засыпается никак. Нахожу мышонка, укладываю их обоих, целую, говорю: - Мама любит Дениса, папа любит Дениса, Айзек любит Дениса. Отвечает: - Дениса любит маму. Мама говори: Дениса любит маму. - Да, Денисочка любит маму. Иисус любит Денису. - (заплетающимся языком, в полудреме) Иисус любит Иисус... (поправляясь) Денис любит Иисусу. Мама говори: "Денис любит Иисусу!"

суббота, 15 сентября 2007 г.

26. Мой любимый тип юмора

Знакома вам книга "Трое в одной лодке, не считая собаки"? Я прочитала ее давно, за три года до окончания школы, и совсем не помню, как она ко мне попала. Две начальные главы я еще не могла понять, в чем прикол, но потом подсела... Первый и последний раз в школьной жизни я вставала за пару часов до будильника, только ради того, чтобы читать эту книжку. К середине книги я уже не смеялась, а истерически рыдала над каждой страницей. Некоторые куски вызубрила наизусть. Особенно запечатлелись "Лебеди!". Одно это слово, до сих пор, провоцирует меня на громкое ржание. Вот, маленькая доза. 


ГЛАВА III 

Организационный вопрос. – Метод работы Гарриса. – Как почтенный отец семейства вешает картину. – Джордж делает благоразумное замечание. – Прелести купания ранним утром. – Приготовления на случай, если мы перевернёмся.

Итак, на другой вечер мы собрались снова, чтобы довести до ума наши планы. Гаррис сказал:
– Значит так. Сначала нужно решить, что мы с собой берём. Джей, тащи–ка листок бумаги и записывай, а ты, Джордж, раздобудь прейскурант продуктовой лавки. И ещё кто–нибудь дайте мне карандаш. Я буду составлять список.
Вот он весь Гаррис. Готов с охотой взять бремя чего угодно – чтобы взвалить его на чужие плечи.
Мне Гаррис каждый раз напоминает бедного моего дядюшку Поджера. Вам в жизни не увидать такой кутерьмы, на весь дом, когда мой дядюшка Поджер берётся за какую–нибудь работу. Привезут, например, от багетчика в новой раме картину и поставят в столовой. Тётушка Поджер спросит, что с нею делать, а дядюшка Поджер ответит:
– Ну, это уж предоставьте мне. Пусть никто, слышите, никто об этом не беспокоится. Я всё сделаю сам.
Дядюшка Поджер снимет пиджак и возьмётся за дело. Он пошлёт горничную купить на шесть пенсов гвоздей, а следом за ней одного из мальчишек – сообщить, какого размера нужны гвозди. Постепенно он разойдётся и заведёт весь дом.
– Теперь, Уилл, сходи–ка за молотком! – закричит он. – Том, тащи линейку, а ещё мне нужна стремянка, а заодно лучше и табуретка, и – Джим! – сбегай к мистеру Гогглзу и скажи ему – папа, мол, вам кланяется и спрашивает, как ваша нога, и просит одолжить ватерпас. А ты, Мария, не уходи – мне нужно, что бы кто–нибудь посветил, а когда горничная вернётся, пусть снова сбегает за мотком шнура, и – Том! – где Том? – Том, иди–ка сюда, ты подашь мне картину.
Затем он поднимет картину и уронит её. Картина вывалится из рамы, дядюшка попытается спасти стекло, изрежется, и будет скакать по комнате в поисках носового платка. Платка ему не найти; платок лежит в кармане пиджака, который дядюшка Поджер снял, а куда подевался пиджак, ему неизвестно. И всему дому придётся бросить поиски инструментов и пуститься на поиски пиджака, в то время как дядюшка будет плясать вокруг и мешать всем и каждому.
– И что? В целом доме никто не знает, куда подевался пиджак? В жизни не видел такого сборища лопухов, честное слово. Вас тут шестеро, и никто не может найти пиджак! Пять минут не прошло, как я его снял! Самое...
Тут дядюшка вскочит со стула и обнаружит, что собственно на пиджаке он сидел.
– Ла–адно, хватит суетиться! – завопит он. – Я и сам нашёл. Нечего было и связываться с вами, я с тем же успехом мог бы поручить поиски нашему коту.
Затем, когда на перевязку пальца угробится тридцать минут, когда принесут другое стекло, инструменты, стремянку, табуретку и свечку, он сделает ещё один ход (всё семейство, включая горничную и подёнщицу, готовится к помощи и строится полукругом). Двоим придётся держать ему табурет, третий поможет ему туда залезть и будет его там держать, четвёртый будет протягивать ему гвоздь, пятый будет давать ему молоток, а он сам схватит гвоздь и уронит его.
– Ну вот! – скажет он оскорблённо. – Теперь потерялся гвоздь.
И нам всем придётся пасть ниц и ползать, чтобы найти гвоздь, пока дядюшка будет стоять на стуле, ворчать и язвительно осведомляться, не собираются ли его продержать в таком положении весь вечер.
В конце концов гвоздь отыщется, только к тому времени потеряется молоток.
– Где молоток? Куда я подевал молоток? Господи Боже мой! Семеро олухов глазеет по сторонам, и никто не видел, куда я дел молоток!
Мы найдём ему молоток. Затем он потеряет отметку, сделанную на стене в том месте, куда нужно забивать гвоздь. И каждый из нас должен будет забраться к нему на стул и пытаться её разыскать. И каждый из нас разыщёт её в новом месте. И он обзовёт нас всех, одного за другим, дураками, и сгонит со стула. И он возьмёт линейку, и будет измерять всё заново. И у него получится, что нужно будет поделить на два тридцать один и три восьмых дюйма; он попробует посчитать это в уме и свихнётся.
И мы все попробуем посчитать это в уме, и у каждого получится разный ответ, и мы начнём друг над другом глумиться, и в общей склоке делимое будет забыто, и дядюшке Поджеру придётся мерить всё заново.
На этот раз он возьмёт для этого кусок шнура. В решающий миг, когда старый дурак наклонится под углом в сорок пять градусов (пытаясь дотянуться до точки, которая на три дюйма дальше той, до которой ему реально дотянуться вообще), шнур соскользнёт, и дядюшка рухнет на пианино (при этом внезапность, с которой его туловище и голова разом ударяют по каждой ноте, создаёт необыкновенный музыкальный эффект).
И тётушка Мария сообщит, что она не может допустить, чтобы дети оставались тут и слушали такие выражения.
Наконец, дядюшка Поджер снова отметит нужное место, левой рукой нацелит гвоздь, в правую возьмёт молоток. С первым ударом он разобьёт себе палец и с воплем выронит инструмент – кому–нибудь на ногу.
И тётушка Мария кротко заметит, что, когда в следующий раз дядюшка Поджер соберётся забить в стену гвоздь, то, она надеется, он предупредит её об этом заблаговременно (так, чтобы она смогла приготовить к отъезду необходимое, и провести недельку у матушки, пока забивается гвоздь).
– А! Вы, женщины, вечно поднимаете этакий шум по всякому пустяку, – ответит дядюшка Поджер, вставая. – А мне вот такая работа нравится.
Затем он предпримет другую попытку, и гвоздь, со вторым же ударом, уйдёт в штукатурку, и впридачу полмолотка, а дядюшку Поджера швырнёт в стену с такой силой, что он квасит нос почти в лепёшку.
И нам снова нужно искать линейку и шнур. Делается новая дырка. Ближе к полуночи картина висит на стене (очень криво и ненадёжно); стена же на несколько ярдов вокруг выглядит так, как будто её ровняли граблями. Каждый из нас смертельно измотан и валится с ног – каждый из нас, кроме дядюшки.
– Ну вот! – скажет он, тяжело спрыгивая с табурета на мозоли подёнщицы и с явной гордостью обозревая произведённый разгром. – Что ж... А ведь кто–нибудь позвал бы мастера, для такого–то пустяка!
Гаррис, когда постареет, станет таким же. Я это знаю, и я ему говорил об этом. Я сказал, что не могу позволить ему взваливать на себя так много работы. Я возразил:
– Нет! Ты раздобудь карандаш, бумагу и прейскурант. Джордж пусть записывает, а делать всё буду я.

пятница, 14 сентября 2007 г.

25. Мама выживает


У меня стресс.

Хочется упасть лицом на клавиатуру и кусать зубами клавиши.

Сегодня, когда я складывала высушенное белье, одновременно сторожа Айзека, чтобы он не подбирался к Денисиному столу с паровозиками и не ломал железную дорогу, что неминуемо вызвало бы дикий вопль хозяина ж/д полотна; одновременно пася Дениса, чтобы он не бил младшего брата и не выхватывал у него игрушки; одновременно прислушиваясь, не закипел ли по второму кругу чайник, чтобы все-таки залить горячую воду в термос, потому как время уже близилось к обеду, а мне еще не удалось позавтракать; и вдруг вспомнила, что нужно записаться в паспортный стол немедленно, иначе моя поездка в Россию затянется на неизвестное количество времени; мне стало грустно и припомнилось мое тихое счастливое детство, когда я могла часами сидеть в своей солнечной комнате, читать захватывающие книжки и писать стихи и рассказы. В следующих момент стиральная машина остановилась, на кухне щелкнул выключателем чайник, в детской раздался страшный вой и в зале зазвонил мобильный телефон.



(Мам, делай, че делаешь, я с Денисом погуляю!)



Остаток дня прошел в не менее буйном темпе. О детстве я больше не думала, зато стала мечтать о том дне, когда мне исполнится семьдесят. К этой дате дети мои не только вырастут, но и перестанут привозить ко мне внуков, потому что - я надеюсь - их совесть не позволит обременять своими драгоценными чадами такую почтенную старушку.



(драгоценное чадо)

Вечер был невменяемый. Мужу позвонил друг и попросил в пять утра отвезти в Сан-Франциско, поэтому спать муж залег в девять вечера. Дети мои свое расписание менять ради папиных друзей категорически отказались, и в девять вечера скакали, как козлята на весенней выпаске. Передо мной встала невыполнимая миссия: три часа удерживать их обоих в детской комнате без единого вопля, не имея при этом никаких подсобных средств: ни мультиков, ни пластилина, ни конфет, ни велосипеда, практически ничего. За эти три часа фразу "Тихо! Папа спит!" я повторила раз тысячу, фактически я ее говорила каждый раз, как только Денис открывал рот. А открывал он его все время: то пел; то пыхтел, как паровоз; то считал, то читал, то декларировал; то гудел, как машина; то просто визжал оттого, что у него счастливое детство и ему не надо раскладывать высушенное белье и звонить в паспортный стол.



В полдвенадцатого ночи мы тихонько перекусили в полной темноте - по американским стандартам зал и кухня у нас совмещены, поэтому холодильник приходится прямо напротив папиной кровати. Мы, конечно, могли бы расставить мебель в квартире менее экстремально, но тогда Дениса бы остался без своей комнаты, а для нас это куда хуже, чем кровать рядом с кухонной стойкой.

Потом я укладывала малышей спать.

Иногда мне кажется, что укладывать ребенка спать - все равно что укладывать большую песцовую шубу в маленький чемодан. С пребольшой аккуратностью ты складываешь шубу втрое по длине и сворачиваешь получившуюся сосиску в рулон. Подкладка у шубы шелковая, а песец - скользкий, шуба выкручивается, извивается, вырывается из рук и падает на пол.

Ты ее снова гладишь-приглаживаешь, повторяешь то же самое, но уже с удвоенной силой в руках, большей ловкостью и сжав губы. Шуба все равно выскальзывает и валится на пол одним большим лохматым комом.

Ты проделываешь операцию "свертывание" в третий раз, уже с легким остервенением.

Безрезультатно.

Внезапно ты осознаешь, что порядок - это не главное, и просто сваливаешь шубу в чемодан. Комом, как ей нравится. Шуба успокаивается и больше не извивается, но зато она перевешивается через края чемодана, так что крышку нельзя закрыть. Ты запихиваешь края шубы в чемодан, наваливаешься не нее всем весом, давишь ее руками и проворно захлопываешь крышку.

Почти получилось. Только ворс торчит сквозь щель. Не беда. Ты тихонько тянешь за бегунок замка, он наезжает на ворс меха и застревает. Дергаешь бегунок назад-вперед-назад, вырываешь клок меха. Чемодан не застегнут.

Все еще наваливаясь своим весом на крышку чемодана, чтоб она не открылась и шуба не выскочила, дергаешь за бегунок второй раз. Пыхтишь. Боишься, что бегунок опять застрянет на ворсе. Приподнимаешь крышку, пытаясь пальцем запихнуть ворс в щель. С противоположного края выскакивает край шубы.

Ты вспоминаешь добрым словом жадных китайцев, которые делают чемоданы по своему размеру, и начинаешь повторять трюк "запихивание шубы в чемодан и наскакивание на нее коленками и руками и затем внезапное отскакивание и захлопывание крышки" во второй раз. Ворс торчит.

Тянешь бегунок через ворс, прищимляешь себе палец. Трясешь в воздухе рукой, ввизгиваешь, бормочешь. В воздухе по всей комнате летает ворс клочьями. У тебя аллергия, чихаешь, плачешь, трешь глаза и нос. Чемодан истоптан и потерял форму.

Случайно застегиваешь замок.

Перестаешь дышать. Бесшумно уходишь. Наливаешь себе чаю, возвращаешься, садишься рядом с чемоданом и долго пристально на него смотришь. Да, шуба улеглась. Не шевелится. Ты настораживаешься - застрявший в замке ворс дернулся? Нет, мерещится. Ветер. Шуба лежит. Тихая, смирная.

Тебе становится ее жалко. Пьешь вторую кружку чая и думаешь, что, когда вытащишь ее, непременно сдашь в химчистку. Или разгладишь ее и побрызгаешь духами. В общем, сделаешь ей приятное. Все-таки, она ж сдалась... Признала тебя хозяином. Значит, уживемся.

четверг, 6 сентября 2007 г.

24. ПРАВДА О... посте

Или, Соковыжималка как альтернатива посту на воде

Началось все с того, что пару лет назад мне в руки попала книга врача Дона Колберта "Освобождение от токсинов" (мой любимый электронный переводчик почему-то перевел "Ядовитая помощь".) Книжка революционная, замечательная, информативная, но толстая. 342 страницы. Я бы рада взять и все перевести для своих русскоговорящих друзей, да времени нет. Напрягусь только на полторы страницы - такое просто совесть не позволяет скрывать.

Вкратце: доктор Колберт (одно время семейный врач Бенни Хинна, не в курсе, как сейчас) утверждает, что поститься на воде - вредно для организма. Очень вредно. Пользу такой пост может принести только больным системной красной волчанкой, ревматоидным артритом и еще некоторыми другими страшными словами. Для обычного же человека с насморком пост на воде противопоказан, считает врач Дон. Он рекомендует пост с соками.

А вот теперь кое-что из его книги. (Перевод (с) мой).

В дружбе с печенью

Пост на одной воде в значительной степени перегружает и без того уработавшуюся печень. (Прошу прощенья, меня распирает по ночам на остроты, даже когда я перевожу такую серьезную книгу как учебник по одобренному врачом посту. Поэтому надо заметить, что в книге врач не шутит и ни над чем не подтрунивает.)

А из-за того, что печень у нас - главный орган, выводящий токсины из организма, мы должны сделать все возможное, чтобы поддержать и укрепить жизненно важную функцию печени в своем теле.

Пост на соках именно такой поддержкой и занимается! Пост же на воде, наоборот, еще более загружает печень и вычерпыет из нее глутатнон. Это одна из причин, почему во время поста на воде нас захлестывает чувство усталости. (Глутатнон - это детоксифицирующий агент, нейтрализующий токсичные металлы, такие как алюминий, химические канцерогены. Поройтесь в Интернете.)

Во время поста на одной воде из жировых и других клеток и тканей высвобождается поток токсинов с такой большой скоростью, что печень, пытаясь все эти токсины вывести, начинает захлебываться. В этот момент на печень возлагается такое нереальное бремя, что ей для работы необходимо большее, нежели в обычные дни, количество витаминов, минералов, аминокислот и антиоксидантов. Пост на соках обеспечивает печень этими витаминами, минералами, аминокислотами и антиоксидантами, а пост на воде - никак нет. В добавок, этот поток высвобожденных токсинов создает метеоритный дождь из свободных радикалов, которые, добираясь до печени, устраивают в ней рассадник своей деятельности, что, весьма вероятно, нанесёт печени вред!

Включите прямую кишку в игру

Одна из вещей, которые больше всего меня тревожат в посте на одной воде, это то, что он вышибает из игры под названием "Детоксификация организма" очень важного игрока - прямую кишку. Обычно, когда вы поститесь на одной воде, прямая кишка выключается. На менее токсичной планете, возможно, это мало что меняло бы. Но в борьбе с тем токсичным грузом, что возложен на наши тела, нам нельзя оставлять такого жизненно необходимого детоксифицирующего игрока в запасе.

Одна из жутко важных причин, почему прямая кишка должна быть включена в игру, кроется в ДДТ и других пестицидах. Почти все мы носим ДДТ в своих жировых тканях. Во время поста на одной воде, когда прямая кишка отдыхает, ДДТ и другие пестициды и растворители выходят из жировых тканей и попадают в кровь в очень, очень, очень быстром темпе. В свою очередь, это перегружает печень, и она не может выводить эти химикаты продуктивно. Если такое случается, ДДТ и другие пестициды и растворители могут очутиться в других жировых тканях организма, например, в мозгах, спинном мозге и периферийных нервах.

Вот почему крайне необходимо, важно и нужно оставлять такого мощного и жизненно важного детоксифицирующего игрока в игре. Даже постясь на соках следует пить травяные чаи, чтобы заставить прямую кишку работать. Если прямая кишка остановится, будьте готовы попить травяные чаи или сделать слабенькую клизму.

Дон Колберт, врач
В целом, книга мне очень понравилась и сильно меня впечатлила. Три года я собиралась купить соковыжималку, чтобы поститься на натуральных соках, но цены на аппарат не давали подступиться. В конце концов, совсем недавно, мы зашли в магазин, прикрыли ценник рукой, положили коробку с новенькой соковыжималкой в тележку, подъехали к продавцу и прогнали кредитную карту через машинку-сканнер у кассы с закрытыми глазами.

Таким способом мы сохранили радостное настроение от покупки, и выжатый сок получился особенно вкусным! Мы так вдохновились, что даже съездили на рынок (второй раз в жизни) за свежими фруктами и овощами. Хорошо, хоть додумались оставить детей у бабушки с дедушкой, в нашу жару ходить по базару - пытка хуже, чем на гвоздях лежать.
*




На базаре с нами приключилась забавная история. Подошла я с обратной стороны лавки с яблоками, ценник яркий, броский, тридцать центов за фунт яблок. Фунт - это полкило. В магазине - доллар и больше. Я несказанно обрадовалось, схватила мешок, нагружаю фрукты, краем глаза вижу - продавец с соседнего столика смотрит на меня страшно недружелюбно. Ну мне какое дело до него? Когда ручки мешочка стали рваться, я радостно сообщаю мужу: "Толя, ты только прикинь - десять фунтов яблок за три доллара!"

Тут ко мне подскакивает враждебно настроенный продавец с соседнего стола. "Это неправильная цена! Правильная цена - с другой стороны! Не три, а десять долларов!" Он оказался хохлом, продававшим эти яблоки. Я опешила слегка - это, выходит, я цену на что-то другое, чего не было в продаже, увидела. Еще бы - зашла ж со спины продавца!

"Ничего, ничего, - я стала его успокаивать. - Я куплю яблоки по любой цене". В конце-концов, он был не обязан их мне дарить. Я протянула ему двадцатку. Хохол взвесил мой мешок, бросил его на землю, так что несколько яблок выкатилось, и куда-то пропал с моими деньгами. Я собрала беглые яблоки, подхватила мешок и стала ждать. Хохол вернулся и протянул мне сдачу. Почему-то 12 долларов. Наверное, скинул два доллара. Я сказала "спасибо".

Мы стали укладывать яблоки в тележку (это была долгая процедура - сначала вытаскивали бананы и помидоры), а хохол все это время крутился рядом с нами, собирая мусор с пола. Потом он взял две красивые лиловые луковицы и бросил нам в тележку. Лук у нас, не поверишь, дорогой, как апельсины. Десять луковиц на семь-восемь долларов потянут. Поэтому я еще раз сказала хохлу "спасибо". Тогда он набрал еще и еще лука и все складывал его нам. Я продолжала говорить "спасибо". "Все равно выбрасывать", - буркнул он. По моим оценкам, учитывая лук и скидку, он-таки продал нам яблоки за три доллара. А может, и меньше.

Мораль. Не всегда иди предложению в лоб. Иногда полезно заходить с торца.

понедельник, 3 сентября 2007 г.

23. Семейные обязанности


Личного времени, в которое у меня входят мои блоги, становится все меньше и меньше. Мало того, что война между братом старшим и братом младшим не прекращается, Айзек научился брать предметы и колотить ими по стенам. И зеркалам, которые у нас до пола. А сегодня он встал на ножки, опираясь на детскую тележку. Она покатилась, и он, вцепившись в нее, прошел целый метр. Он также научился выключать мой компьютер - нажать на светящуюся кнопочку оказалось проще простого. К тому же, он все уверенней ползает на четвереньках (а не волочит пузо по ковру, как раньше), а это значительно увеличивает скорость его передвижения!



(Мам, где мои трусы? А то подгузники в бассейне ко дну тянут.)

В детском бизнесе нет строго маминых или папиных обязанностей. Кроме родов и кормления грудью. Все остальное можно и нужно делить! Так считает жена Уилла Смита, актера, сыгравшего главную роль в фильме "В поисках счастья". Молодец женщина, продвинутая. Я таких люблю.

На днях мой муж превзошел все мои ожидания. Вернувшись в прошлую субботу из путешествия на паровозе (об этом еще предстоит речь), он усадил меня за компьютер смотреть отснятый им видеоматериал, а сам взял Айзечку на руки, чтобы малой не попадал в ненужные кнопки на клавиатуре и не вгрызался тремя зубами в мышку.

У Айзека - орлиные замашки. Айзек не любит, когда сидят. Он любит, чтоб высоко. Стоит тебе с ним сесть на стул - он в слезы. Пока стоишь - млеет.

Первые пять видеоклипов Толик с Айзеком самоотверженно стояли. Потом, не уследила в какой момент, они присели у меня за спиной. Я удивилась, почему не последовало визга. Оказалось, орла Анатолий пригрел и убаюкал. Я не могла поверить своим глазам. Такого еще наши семейные альбомы не помнили.



На следующий день я променяла общество своих мужчин на душ. С тех пор, как у нас родился Айзек, я особенно сильно люблю душ. Если мне удается смыть шампунь до того, как придется выскочить из ванны, я считаю это личной победой. В тот день в мою дверь не долбили. Ни разу не попросили мыться побыстрее или дать пластилин. Я по собственному желанию открыла дверь ванны. В доме была тишина. Денис прокладывал железнодорожные пути через стол к кровати. Мужа с младшим сыном я нашла в спальне. Они там спали. Мне понравилось, но я побоялась, что это может быть совпадением.




На следующий день, оказавшийся американским Днем труда, мои сомнения рассеялись. Чтобы дать мне допить чай (процедура, обычно затягивающаяся на n-нное количество времени), Анатолий на моих собственных глазах уложил Айзека спать. Он прижал одной ручищей головку Айзека к своей груди, а другой захватил большой кусок между памперсами и пятками. При этом муж тихо жужжал и раскачивался. Айзек дернулся пару раз и стих. Потом захрапел.




Потом Анатолий снял его с груди и положил к себе под бок. Мальчик продолжал спать. Так прошел час. Поменяться местами нам с мужем пришлось только когда Айзек стал бодать Анатолия в грудь и чмокать губами. Чай я, конечно же, допить не успела. Но это меня не расстроило. Как можно! Наступило то долгожданное время, когда из маминого сыночка Айзек перевелся в мамин-и-папиного. Вернее, папа его перевел. А в этом, я поняла за эти три дня, и есть все женское счастье. Лучше цветов, лучше духов, лучше золота-брилльянтов - муж, который умеет быть папой.

22. Паровозомания-2

Денис продолжает меня удивлять. Уж воистину, дети - самое захватывающее приключение в нашей жизни. Отмачивает мой малыш корку за коркой, только успевай записывать.

Свежая Денисочкина ПЕРЛовка:

Смотрит на пчелу:
- Мама, жук!
- Это оса, - отвечаю. И поправляюсь, - пчела.
- Это чепля? Мама, гово'и: чеплю зовут оса! Чепля кушает мед. Чепля может укусить Дениса!

Прибегает ко мне в слезах: "Мама, возьми на руки! Я плачу!" (Это на случай, если я не заметила.)

Семенит за мной по дорожке домой, после поездки в магазин.
- Мама, купи мне Пёрси! (Маленький зеленый паровозик).
- У тебя уже Пёрси. Зачем тебе еще один?
- Я хочу два Пёрси.
- Два нельзя.
Остановился. Думает... Снова засеменил.
- Мама, купи Гордона! (Большой синий паровоз. Гордона у нас нет!!!)

Обнимаю Денису и приговариваю ему по-английски:
- You're my baby! (Ты мой малыш!)
Он мне, в ответном порыве чувств:
- You're моя мама!

Тут следует заметить, что, хотя мы старательно избегаем английской речи в разговоре с Денисой, мультики он смотрит только на госязыке. Вот из них он и черпает новые иностранные (хотя для него должны быть родные, американец же!) слова. Последнее его достижение было "Get out of my way!" Это один паровозик кричал другому, стоявшему у него на пути. Я тут же перевела: "Сынок, это значит "уходи с моей дороги!" Потом он бегал по всей квартире и орал: "Get out of my way! Уходи с моей дороги!" Ну пусть лучше так, чем только в английском варианте. Я все боюсь, что он подхватит английский (именно подхватит, потому что английский - зараза! Знаешь, как мой муж со мной разговаривает? "Когда baby touch тебя пальчиками, it's the most приятный feeling." Ну не зараза ли?). И я переживаю, что в конце концов мой ребенок перестанет понимать моих русскоговорящих родственников, а они - его.

Толик дает Денисе попить кока-колы из баночки. Я возмущаюсь:
- Толя, не давай ему содовую! Ему нельзя кофеин!
Денис переспрашивает:
- Мне нельзя кофеин? - И тут же заводится, - Я хочу кушать кофеин! Я хочу кофеин кушать!
Через десять минут подсмотрел, как я тайком допиваю кока-колу. Подскакивает ко мне:
- Мама пьет кофеин!
Запомнил же!..

А вчера мы решили сделать Денису подарок - взяли его в магазин одного, Айзека оставили у бабушки. Дениса часто приходится гонять: "Не трогай Айзека, отойди от Айзека, оставь Айзека в покое!!!" (Те, у которых больше одного ребенка, меня поймут. Те, у которых один ребенок и меньше, бойтесь заранее.) Поэтому, чтобы Дениска не чувствовал себя заброшенным и не смотрел на Айзека как на любимчика семьи, мы решили уделить ему особое внимание. Заходим в магазин. Спрашиваю у своего мальчика:

- Ты хочешь пойти смотреть рыбок или камешки?

Рыбок - значит с папой, камешки - значит с мамой. Нераздумывая:

- Я хочу сатемть паравозики!

Ну естественно. Главное, чтоб это на годы не затянулось.

Вообще, камешки - это то, для чего Денис в магазин, собственно, и приехал. Дело в том, что в нашем комплексе асфальтированная дорожка вдоль забора компании Хьюлетт Пэкард имеет каемку - полосу мелких камешков. Денис иногда с этими камешками играет - засыпает их в ведерко, самолетик, паровозик. Высыпает обратно. Посыпает камешками кусты. Бросает их на дорожку... (Вроде как весь перечень.) Однажды он нагребал камешки рукой, а я ему запретила: "Дениска, возьми совочек. Ручки будут грязные". Денис подумал и согласился: "Тут собака писила". Откуда логика, я сразу не поняла. Собак возле нашей квартиры я еще не видела. Но тайну Денисиного ответа я все-таки расшифровала. Сегодня, когда Дениска надел папины туфли и шлепал в них по ковру, папа ему сказал: "Сними туфли! Собачка накакала, и папа туфлей наступил! Нельзя в туфлях по ковру ходить!" В общем, папина работа.

Обратно к камешкам. Вчера Денис решил покататься по асфальтовой дорожке на велике. Только после прежних игр она была усыпана камнями, и ехать было трудно. Папа вызвался помочь - взял метёлку и добросовестно подмёл добрых тридцать метров. К тому времени крутить педали Денису надоело, он вернулся домой, снял велосипедный шлем и прихватил ведерко - посыпать камешками чисто выметенную дорогу теперь было втройне интересней! Не тут-то было. Папа не за тем под палящим солнцем пот проливал. Короче, вернулся Денис домой в слезах. Чтобы разрешить международный конфликт, я пообещала Денису, что мы съездим в магазин и купим ему цветные камешки - такие, какими мама наполняет прозрачную вазу для искусственных цветов и которые Денису под строжайшим запретом брать запрещается.

Как и все настоящие американцы, Денис - шопоголик. Транжира. Атмосфера магазина на него действует как наркотик. Попадая в мир многочисленных полок и безумного количества товаров, он напрочь забывает все ранее выученные слова, за исключением "купи". Иногда он приносит какую-нибудь игрушку, кладет ее в тележку и объявляет: "Дениса купила!"


В этот раз ему удалось выклянчить: старый, еще в желто-красных тонах, мультик за доллар; одеяло с изображением любимого паровозика Томаса; подушку, опять же, с Томасом; два наборчика паровозиков: один - желтенький паровоз Молли с прицепом, другой - два вагончика Энни и Кларабель; это те, что любимый Томас возит на прицепе; странно, что до сих пор у нас их не было. То есть они были, но ушли на запчасти. В вопросе с камешками нам удалось сторговаться: раз купили одеяло, камешки возьмем в следующий раз. Вот так у нас всегда: едем покупать одно, возвращаемся с другим. Это проклятье большого выбора.

*

Я зачем это все подробно пишу? С одной стороны, у меня есть план: подарить своему сыну на свадьбу толстую книгу мемуаров о его детстве, чтоб он мог тщательно продумать: мечтать о сыночке или о доченьке, и чтобы, в случае, если родится все-таки сыночек, он был морально подготовлен и не получил нервного срыва в магазине. А с другой стороны, я собираюсь этой осенью привезти набор паровозиков своему племяннику, и будучи человеком благородным, должна как-то смягчить этот удар по его родителям. Паровозомания в запущенной форме не лечится. Ни машинками, ни конструктором, ни пластилином. Ничем. Машинки непременно будут тянуть вагоны, а конструктор и пластилин станут стройматериалом для паровозиков. Еще забыла добавить, что Денис иногда называет себя паровозиком. Не зная этого, ни за что не расшифруешь такое желание как: "Паровозик хочет ехать на поезде".

Вернувшись с магазина, мы сидели на веранде у родителей, болтали и пили чай. Денис переодически гонял меня к машине за покупками. В очередной раз, когда я вернулась с чистой маечкой для Айзека, он встретил меня вопросом: "Мама, ты принесла мне кровать?" Имел он в иду, конечно же, новое одеяло. Он все чаще начинает употреблять местоимения "ты", "он", "мы", "она", даже "оно". Если раньше он говорил о себе в третьем лице: "Денисе ножка болит", то теперь он расширил самоописание. "Дениса поймал рыбку. Он хочет ее кушать".

(Мы на веранде, вчера. Не лучшее качество, но мне эта фотка очень нравится. Денис, когда увидел ее, сказал: "Дениса держит паравозики. Денис кричит. Мама, дай еще один вагона!")

четверг, 30 августа 2007 г.

21. Основы богословия

Возвращается мой муж после бассейна домой и говорит с порога:

- Плохо мы с тобой идеологией занимаемся.
- В смысле? - встревожилась я.
- Мать Трентона (это наши соседи) курит сигарету и спрашивает у сына: "Трентон, где живет Иисус?" Трентон отвечает: "У меня в сердце". А я спрашиваю Дениса: "Денис, где живет Иисус?" Денис отвечает: "Иисус упал в яму". Я ему говорю: "Иисус живет в сердце!" А он мне: "Паровозик живет в сердце".

Подумаешь! Сравнил трехлетку с шестилетним. Я слышала, как взрослые мужики говорили: "Бог, когда злится, становится невменяемым и может вас всех превратить в свиней!" А вот мне, совсем недавно, Денис сказал: "Я хочу молиться". И потом, под мою диктовку, сказал: "Бог, благослови меня. Дай мне ума и здоровья. И наполни меня Духом Святым". А закончил и вовсе золотыми словами: "Иисус, войди в мое сердце, аминь". Так что... Паровозики в сердце - это временное. Иисус их победит.

Вообще, основы богословия мы стараемся преподавать Денису еще с молочного возраста. Вспомнить только, как он завывал "аллилуйя", когда был совсем маленький. Обычно, сквозь слезы. Это потому, что когда у него были грустные периоды жизни и ему хотелось плакать и психовать, мама с папой заставляли его петь бенни-хинновскую "Аллилуйю". Денис пел и отвлекался от своего горя.

Сегодня, к примеру, в обед, он ждал на улице папу. Я не выдержала и вышла на улицу проверить его - сидит мой ребенок с красными, как после бани, щечками на самом солнцепеке, вглядывается в дорогу. Я позвала его под бетонный навес над нашей дверью. "Сынок, - сказала я, - там жарко, уходи с солнышка". В ответ Денис сказал: "Иисус завтра даст тень!" Я посмотрела на своего маленького мальчика и подумала: возможно, подошло время, когда нужно отказаться от "кака", "вава" и "биби" и перейти на "бациллы", "травма" и "джип"?

Айзек тоже меня сегодня удивил. Я показывала ему принцип работы светильника - щелкала включателем, приговаривая при этом "лампа", "лампа", "лампа". В ответ он хватал лампу ручками, тряс ее, тянул в рот и пыхтел: "Па, па, па" (на манер глухого "пых"). Я решила, что мой младший сын уже практикует дар речи. Два часа спустя, после обеденного сна, я еще раз напомнила ему про лампу. "Па!" - тут же среагировал Айзек. Сердце мое ликовало. Однако, моя теория развалилась в прах, когда присела, чтоб собрать крошки с пола. Немедленно слышу приближение Ухти-Тухти: "Па, па, па, па!" Айзек подполз и стал карабкаться мне на руки. Я показала ему музыкальную игрушку. Опять, полное энтузиазма: "Па, па, па!" Оказывается, "па" - это вовсе не окончание слова "лапма". Это его боевой клич. С таким пыхтением он нападает на все интересное.

А с другой стороны, может быть, "па" как лампа и "па" как сигнал атаки - слова-синонимы? Наверняка, синонимы. Нутром чую, что синонимы.

20. Молодежь по-американски

Вышла я под спад жары размяться. Айзека посадила в коляску. Шлепаю сланцами по асфальту, краем глаза вижу - догоняет меня четверо молодых людей, лет по 20-25. Три парня и девушка. В бассейн идут, видимо. Шорты спущены до пол-попы. Пиво в руках. Галдят. Меня охватывает чувство самосохранения. Чтоб не оплевали, не обматерили, не оборжали, не подкололи, не прицепились - темно на улице, все-таки - сдвигаюсь с коляской в сторону.

Черный, поровнявшись со мной, здоровается. Ну и я ему тоже "хай" говорю. "Как дела?" - спрашивает он в ответ. Это стандартное продолжение, на него иногда можно и не отвечать. Я и не отвечаю - не из вредности, а просто смотрю под колеса коляски - впереди бордюр, он меня отвлекает.

Белый американец поддерживает разговор: "Сколько малышу?" - "Восемь месяцев", - отвечаю, бордюр одолели. "Восемь месяцев?" - переспрашивает он и кивает головой. "Какое золотце!" - добавляет третий.

Я ошалело смотрю на молодняк. "Такой лапушка, милый", - добавляет девушка. Они еще что-то мне говорят, понимаю, что хвалят Айзюшу, но я в таком ступоре, что кроме как улыбаться и таращиться ничего больше делать не могу. Даже спасибо не сказала. Ой, мороз, мороз... Не морозь меня.

Молодняк с пивом ушел. Я вышла за ворота нашего комплекса, и все думала, когда же я, наконец, выйду за пределы комплексов в своей собственной голове. Вечером позвонила сестре. Спросила ее, как продвигается покупка свадебного платья. Оказывается, кое-что она уже примеряла. Хотела попросить у нее фотографии с примерки, но оказалось, что фотографироваться в салоне нельзя. Не положено. Даже на камеру телефона. Ну и что, что маме хочется показать. Нельзя и баста. Вынь тыщу долларов, платье в кулек и валите. Какие еще фотосессии? Какие примерки? Не нравится? Ну идите в другой салон, мы так и знали, что вы все равно у нас ничего не купите.

Я послушала и почесала затылок. Все враз вспомнилось. Вот почему я с коляской к обочине дороги прижимаюсь. Россия-матушка зовет.

среда, 29 августа 2007 г.

19. Денисины перлы-2

  • Денис лопает воздушный шарик. От шума просыпается Айзек. Денис, с гордостью: "Я забудил бебика!"
  • Вываливаясь из-за стола: "Я больше не хочу. Я уже поелся".
  • Долго не могу понять, что он имеет в виду под: "Я накапал дождик на паровозик". Оказывается, это он зачиркал мелом нарисованный на доске паровоз. Но он действительно имел в виду дождь.
  • Вслед убегающей в темноту кошке: "Кошка хочет потеряться!"
  • В магазине где-то стащил синий леденец. Весь рот, все лицо и руки - синие. Я спрашиваю: "Где ты взял эту гадость?" - Он мне отвечает: "Это очень вкусно!"
  • Смотрит мультик про Микки-Мауса, который крадется на цыпочках мимо собаки и говорит поучительно: "Надо на пяточки наступать!"
  • Делится своими размышлениями: "Деда обязате'но купит па'авозик!"
  • Перед сном: "Мама, ко'ми меня!" Только с третьего раза я поняла, что просит, чтобы его покормили.
  • Бабушка Оля спрашивает у Дениски: "Ты полетишь к бабушке Алле на самолете?" Денис отвечает: "Нет, поеду на поезде". (Это через океан-то!)
  • Говорю ему: "Иисус любит Дениса". Он думает и отвечает: "Иисус любит паровозик. Иисус любит самолетик".
  • Сейчас Денис уже хорошо выговаривает слова, а когда начинал говорить, на клубнику говорил "куменика", на пылесос -"пылёс", на самолет - "само", стаканчик - "катанчик". Одним из самых первых его слов было "тобачки" (собачки - две мягкие игрушки).
  • Шел по поребрику, упал и ободрал коленку. В слезах: "Мама, положи лекарство!"

Денис выучил цифры один, семь и восемь. Почему в таком странном порядке? Цифра восемь была на майке. Цифра один - на любимом паровозике Томасе. Цифра семь - на почти столько же любимом паровозике Генри, который он, почему-то, зовет Хэндове. Теперь, где бы он не нашел эти цифры, непременно мне на них укажет. Сегодня вечером, когда гуляли, он приседал на корточки перед каждой машиной на парковке и тыкал пальчиком в номерной знак, вылавливая знакомые закорючки. Однако, цифра два у нас пока слабо идет, хотя мы ее уже три дня учим. Но зато вчера, смотря по телевидению детскую русскую программу (у нас и такие есть!), он меня поразил. Увидев двух ребятишек, он объявил: "Два мальчика!" До этого мы считали, что в количестве двух бывают только котята - это все, опять же, под влиянием той программы.

Но самый большой прогресс у нас в произношении. Вместо "заиби па'авозик" мы стали говорить "забе'и па'авозик", чему я несказанно рада. Каждый раз, когда слышу пусть не идеальное, но зато приличное произношение, я бросаюсь целовать Дениса и не могу успокоиться до тех пор, пока он не начинает сопротивляться и не удирает. А то я была уже на грани нервного срыва, все представляла, как поеду с ребенком в Калининград, к маме в церковь, и как Денис прилюдно будет просить меня "забрать" (сама коверкай, у меня рука больше не поднимается) то машину, то ваву, то еще чего. Или, не дай Бог, кого. Но кроха моя растет, и на радость мамы-лингвиста все более и более осваивает бездонные глубины великого и могучего.

Сегодня у нас было ЧП. Гуляли мы, как я уже говорила, на ночь глядя - около 11 вечера. Анатолий взял Айзека на плечи и пошел по дорожке, вьющейся между зеленых газонов. Дениска побежал было за ним, но тут вдруг раздалось шипение - из травы стали подниматься разбрыгиватели воды (поливочная система). Денис замешкался, испугался, заметался по дорожке, и потерял драгоценное время. Включилась вода. Он, вместо того, чтоб пробежать между двумя рядами разбрызгивателей по бетону, ломанулся на газон, как раз туда, куда вода и нацелена. Его стало бить струйками, он испугался еще больше, стал в панике бегать по мокрой траве. А потом и вовсе забился в уголок газона и разревелся. Все это время я махала ему руками, подзывала к себе, но это не помогло. Он боялся сдвинуться с места, и только уливался слезами да все больше мок под напором воды. Пришлось мне его спасать. В общем, промокли мы оба и основательно.

Пошли мы домой переодеваться, а у нас - гости. Богомол залетел. (Уж куда лучше, чем змеи!) Пока Анатолий эту тварь фотографировал, Денис прыгал рядом, увиливаясь от протянутых мною сухих трусиков с паровозиками, и причитал: "Хочу сатемть!" - это наша версия глагола "смотреть". Но богомола пришлось, к огромному разочарованию ребенка, выпустить. Денис долго еще потом ходил "сатемть" на пустую белую стену, объясняя самому себе, что "жука нету, жук улетел, жук подевался".

Ну вот... Пока крохи мои маленькие, можно все подряд о них рассказывать. Пользуюсь моментом. Как подрастут - попробуй выдай их тайну, обид будет немеренно. Но сейчас мое время. Пока они - мои и только мои малыши. Все записываю, чтоб унести с собой в последующие годы хоть крупицы памяти об этих драгоценных днях.

вторник, 28 августа 2007 г.

18. С днем рождения, сыночек!



Айзюшке 28-го - 8 месяцев!

Он уже вовсю умеет вставать на ножки, цепляется ручонками за каждый встречный стул - будь то кресло в офисе, подставка для ног у кресла-качалки, детский шезлонг, обеденный стул или просто маленький Денисин стульчик (а на последний можно и вовсе пузом лечь!). Мало того - диван, коляска, кофейный столик, столик для поездов и прочее - все годится для того, чтобы схватиться и помочь себе встать на ноги. Правда, после недолгой радости следует стопор - расставив ножки дальше ширины плеч, Айзек не может сдвинуться с места. Приходится или плакать и ждать маму, или падать... Бывает по-всякому.

А еще Айзек подпевает маме, когда она его укачивает. Мама поет: "Аа-а, аа-а" - на мотив "баюшки-баю, не ложися на краю", и Айзек с ней, правда, на другой, неизвестный пока музыкальному миру, но очень убедительный мотив.

На руках Айзек больше сидеть не хочет. Закончилось то время, когда его маечки мама меняла ради разнообразия. Теперь у нас все пузо на майке, в лучшем случае, серое - доказательство того, что ковры давно уже пора менять, или, в худшем случае, опять мыть! (Это и моя мечта - вымыть в доме ковры, я от молочных/томатных/сосичных пятен просто дурею! Не то, что дурею, даже... а перестаю себя чувствовать человеком! Вчера Денис опять вылил стакан молока на ковер. У нас в квартире дизайнеры не запланировали место для обеденного стола - весь пол покрыт ковролином, кроме туалетов и маленькой кухни. Это еще раз доказывает мою теорию о том, что Америка устроена так, как будто детей не существует. И даже изобилие детской одежды не доказывает обратное. Десткая одежда и коляски есть в каждой мало-мальски развитой стране. А все остальное? Взять хотя бы декрет - 4 недели! Ну до такого даже фашисты не смогли бы додуматься. Что за срок - 4 недели? Врачи говорят, что четыре недели достаточно, чтобы оправиться от родов. А, ребенка, простите, куда? Или они не знают, что в результате беременности рождается новый человек, не способный ездить на машине и готовить себе завтрак и обед? Говорю же - Америка устроена так, что дети словно и не рождаются. Отходила женщина беременность, затем операция, и через четыре недели, пожалуйте, обратно на работу. Самолично плюну с небес в плешь тому моральному уроду, который придумал этот закон, за который ему, однозначно, вечность гореть в озере огненном. Но не будем о плохом.)

Одно время Айзек хорошо мультики смотрел. Посажу его перед телевизором, включу ему "Микки Мауса для малышей", он с большим любопытством рассматривал яркие фигурки. Теперь же - ни в какую. Посажу, через минуту уже выкручивается, пасет меня глазами. Найдет - и в слезы, дескать, забирай меня отсюда. Я уже и прятаться от него стала, но меня Денис то и дело выдает: "Мама, смотри, сейчас утка в лягушку превратится". (Он тоже любит смотреть мультики.) Айзек слышит - мама где-то рядом, и давай скулить.

На днях Толя привез Айзека с прогулки, отдал его мне и ушел с Денисом на детскую площадку. Айзек с трепетом наблюдал, как они собирались, подпрыгивая и попискивая, а как они ушли - дверь хлопнула - такой мне вой закатил! Обиделся, что его не взяли. Пришлось посадить его в коляску и опять везти гулять. А недавно я два часа разговаривала с мамой по телефону на улице, ночью уже, так Айзек все это время сидел у меня на руках как мышка. Даже не крутился. Так и заснул потом - ножки были леденющие, к полночи у нас уже холодновато, но не жаловался, был счастлив: на улице, да еще и на руках.

Айзек уже хорошо узнает всех нас. Нам с папой он улыбается, а Дениса встречает радостным воем. Он его обожает. Смеется от каждой его выходки. Денис его и пугает, и бодает, и толкает, и щипает, иногда яростно целует, да так, что зубы скрипят, а малой только заливается. В ответ Айзек таскает Дениса за волосы, кусает за что попадется и хватает пальчиками за лицо. Меня, конечно, все эти игры пугают до нервного мандражика, но вреда еще от всех этих энергичных игр, слава Богу, не было.

*
(Денис, 4 мес. и Айзек, 7 мес., в той же качельке)

* * *
(Денис и Айзек, обоим по 4 мес., Айзек, может, на несколько дней старше)

Завершили мы сегодняшний день рождения Айзюши бассейном и джакуззи. Сначала не хотели его купать, но он так пищал, махал ручками и всячески выказывал свой восторг, что мы не удержались - и поплавать дали ребенку, и попарили слегка. Теперь вон, дрыхнет, без задних ног...


(А вот такой был Дениска в восемь месяцев)

понедельник, 27 августа 2007 г.

17. Зубки и зоопарк



А еще у нас у Айзечки зубастый прогресс! У нас вылез третий зубчик. Сверху. Но не по центру, как у всех, а клычок. Вот такие мы особенные! Мы теперь грызуны с отличием. "Берегись, мать! Я сегодня уже укусил отца за ухо, когда он катал меня на голове. Это для придания скорости. Будешь медленно реагировать на мои запросы молока, и тебя накажу!"

А еще сегодня мы ездили в зоопарк. В последний раз мы там были, когда Айзеку было -7 месяцев (мама была на втором месяце беременности, то бишь). Даже не верится, что с тех пор прошло больше года!


(Знаешь, почему фламинго розового цвета? Потому что они едят креветки. Если их перестать кормить креветками, они побелеют. Чистая правда!)

Всю дорогу Дениска повторял в машине: "Мама, поехали смотреть животных!" А когда мы приехали в зоопарк. он все не мог понять: жирафа посмотрели, кенгуру посмотрели, а где же животные? Когда мы их будем смотреть?



Но все равно Денисочка был счастлив! А вот Айзека все время приходилось катать в коляске, потому что ему не было ничего видно, и он злился.


("Мужики, разойдитесь, кроме ваших ног ничего не вижу! Не за этим я на солнце уже час копчусь!")

("Есть у кого сострадание к маленькому ребенку? Сколько можно умолять?")

(И только Денис и его любимая подружка Эмичка Велен, дочка Лины и Джина Велен, бросились на помощь малышу, ведь они и сами недавно проводили большинство времени в коляске: "Айзечка, милый, прости этих взрослых. Мы всегда готовы тебя утешить!")

16. Выходные-проходные

Почему выходные так быстро проходят? Ждешь их целую неделю, а они словно издеваются над тобою. "Выходной - это очень странный предмет. Вот он есть, вот его нет". (с) Винни-Пух.

В прошлую пятницу я, наконец-то, получила повестку в Иммиграционную службу. Вызывают присягать на верность Родине. На обратной стороне повестки - анкета. "Со дня экзамена вы, случайно, не развелись? В коммунистическую партию не вступили? Не стали хроническим алкоголиком? Не передумали воевать за Родину, если придется?", и т.д. Следует заполнить и расписаться. К счастью, не было вопроса "Не рассказывали ли вы друзьям и родственникам, как вы сдавали экзамен?" Так что, перед новой Родиной руки мои чисты. К алкоголю не пристрастилась, замуж по-новой не вышла, никого не родила, религию не сменила. Кстати, попросили также прилично одеться. Не сказали - как это, прилично, очевидно, очень надеются на мой здравый разум. Постараюсь не выпендриваться и Родину не подвести.



Айзюнчик и Дениска продолжают драться за паровозики. Айзек становится все сильнее, уже умеет вставать на ножки и теперь цепляется за все, что попадает под ручки.

* * *
(Мам, смари! Я сам залез! Спасай меня - щас хлопнусь на спину!)

И теперь он забирает у Дениски паровозики, можешь себе представить, как тяжело Денис все это переживает.


(только глянь на эти злющие моськи - это я их секунду назад оторвала от одного и того же паровоза - они хотели его на части разодрать.)

* * *

* * *

Но Айзюшка, на правах младшенького, конечно, всегда побеждает. Ему сейчас все можно. Как мне жаль Дениску, но что поделать? Родился первым - старший, терпи, делись. Он, кстати, уже получше переносит присутствие Айзека. Ревность начинает понемногу остывать - тем более, что у него есть своя комната! Но по утрам все равно несется со всех ног ко мне в кровать и начинает бодать головой Айзека. Вроде играючи, а там и под шумок можно посильней пихнуть. Чтоб знал, как маму воровать.

* * *

Вот так, с младых ногтей, идет битва за свое место под солнцем. Формируется генетика выживания. Говорят, что есть новая теория - что человек не заложник генетического кода, а сам кузнец своего счастья, что он его настроения, мыслей, слов и убеждений формируется его здоровье, поведение и сама жизнь. Мой муж нашел какое-то потрясающее видео в Интернете, надо будет проштудировать и тогда поделюсь. :))